Создать сайт на a5.ru
Более 400 шаблонов
Простой редактор
Приступить к созданию

ГЛАВА 6.13

 

 

   Вообще-то в жизни Джейн Смит все было распрекрасно до того самого момента, пока на пороге роскошной загородной виллы, где она проживала вместе с семьей, не появился этот редкостный нахал по имени Алекс По.
— Мэм! — приветствовал он хозяйку дома, и лучезарная улыбка осветила его лицо.
Алекс протянул Джейн букет цветов и на совершенно чистом русском языке торжественно продекламировал:
— Как хороши, как свежи были розы!..
Джейн ничем не выдав своего удивления, неохотно приняла букет.
— Дома ли — мистер Фармер?
— Если вы пришли по делу, то на дому, он никого не принимает!
Этого человека Джейн видела впервые в жизни.
— Не принимает?
— Я думаю, что таким и будет ответ мистера Фармера! Выходной день — не совсем удачное время для делового визита!
Алекс разочарованно покачал головой.
— Надеюсь, что для меня хозяин этого прекрасного дома сделает исключение!
— Однако, вы очень упрямый и до крайности самоуверенный молодой человек! — сбросив маску любезности, заметила Джейн.
Мало того, что вместо прислуги, которая, как всегда, ошивалась где-нибудь на задворках, отлынивая от работы, она манежила гостя в прихожей, ей же самой приходилось его выпроваживать.
— Прошу вас, мэм, доложите о моем визите мистеру Фармеру! Уверяю, что он немедленно примет меня!..
Именно так все и произошло. С видимым неудовольствием Джейн проводила Алекса в комнату для посетителей. Она закрыла за ним дверь, ведшую в апартаменты, но вместо того, чтобы тут же уйти, осталась на месте и даже прильнула ухом к дверным створкам. Умная Джейн не считала подслушивание дурным тоном, когда это касалось интересов мужа, а, значит, и ее собственных. И она ничуть не пожалела о своем поступке. После обычного приветствия мужчины сразу же заговорили на тему, интерес к которой ни у одного из американцев никогда не ослабевал потому, что он касался денег.
— Не далее, как вчера, на ваш банковский счет поступили десять миллионов долларов! — сказал Алекс так, как будто бы, между прочим, сообщил о том, что усилился ветер с моря и вместо солнечной погоды ожидался дождь.
— Засуньте себе в ж… ваши десять миллионов, а я вам дам в придачу еще столько же! — лицевал Фармер подоплеку неприятного разговора. — Отмывайте свои грязные деньги в другом месте! Моя корпорация занимается бизнесом, а не стиркой нижнего белья для бездомных бродяг!
— Ну, зачем же вы так грубо, мистер Фармер? — сдержанно заметил По. — Хотите вы того или нет, но теперь мы с вами — деловые партнеры!
Джейн, даже не видя супруга, отчетливо представила себе, как он побагровел, точно вареный рак.
— Да, чтоб мне провалиться на месте, если такое когда-нибудь произойдет!.. Все ваши деньги вы немедленно получите назад! Для меня они не имеют никакой ценности, поскольку я не заработал ни цента из той суммы, что вы ассигновали для «Голд Стар»!..
— Ошибаетесь! — ловко парировал По. — Начнем с того, что десять лет назад вы кредитовали меня сотней тысяч долларов! Справедливости ради замечу, что тогда сценарий я написал бездарный, и, попросту говоря, деньги вылетели в трубу. Но я вернул долг и затем, вы вторично и вдвое большей суммой профинансировали еще более бесталанную галиматью…
— Подлый лжец! Вон — из моего дома! Вон! — взбесился Фармер. — Не то я прикажу прислуге вытолкать вас в шею!
Но По даже не шелохнулся.
— Вы хотите, чтобы во всех газетах Лос-Анджелеса появилось сенсационная статья с вашим фото и кричащим заголовком примерно такого толка «Крупный американский бизнесмен — агент КГБ!»?
Фармер ожидал чего угодно: шантажа, запугивания с целью получения крупной суммы денег и даже участия в дележе прибыли на правах компаньона, но только не того, что, словно столовые помои, Алекс вывалил ему на голову. От неожиданности магнат буквально оторопел. Это длилось минуту и ли две.
— Так, чего же вы хотите? — несколько успокоившись, спросил он, наконец.
Но По не торопился с ответом. Он выкладывал козырные карты одну за другой. Поэтому очень скоро стало ясно, что эту партию Фармер профукал окончательно и бесповоротно. «Может, осознав, что поражение неизбежно, этот несносный упрямец сделается значительно покладистее!» — думал Алекс.
— Вы же понимаете, что ваша поездка в Советский Союз никогда не состоялась бы, если бы мы не рассчитывали на ответную благодарность?
— Да, но кто знал, что все зайдет так далеко?
Едва приоткрыв дверь, в узенькую щелочку Джейн могла наблюдать, как По в сарказме искривил рот.
— Я же не спрашивал у вас, для чего вы в свое время намылились в Россию? Зачем вам понадобился фальшивый паспорт и легенда о том, что вы — журналист и пишите серию популярных статей о флоре и фауне Сибири? С моей легкой руки вы три месяца кряду шатались по тайге с провожатыми. И, кажется, зря времени не теряли!
В последних словах этого негодяя Фармер отчетливо услышал намек на его совершенно случайное любовное приключение с девчонкой из геологической партии. И надо ж было ему так втюриться в эту амазонку из российской глубинки! Но тогда эта варварская земля настолько увлекла его, что он заранее боготворил все, что произрастало на ней или жило своей особенной жизнью, такой непохожей на то, что он видел перед своими глазами с самого рождения. Фармер повернулся лицом к двери, за которой притаилась Джейн. Оно выражало совершеннейшую растерянность, досаду и даже испуг. Наверное, Уилки догадывался, что Алекс знал о нем и его супруге решительно все. Фармер вспомнил, как однажды, примерно за год до женитьбы на Джейн, он нашел в своем письменном столе чистый почтовый конверт. В нем он неожиданно обнаружил анонимное послание, адресованное ему. Оно состояло всего лишь из нескольких строчек, подтолкнувших его к скоропалительным действиям. Так Фармер отправился в Россию во второй раз. Он вновь воспользовался услугами По.
— А — что? Понравилось вам путешествовать на другой конец света? — улыбнувшись, поинтересовался русский резидент.
— Еще бы! Странствия, тем более, под вымышленным именем, лучший способ отдохнуть душой и телом!
— Романтика, говорите? Приключения?
— А, как же? — невозмутимо отвечал Фармер, хотя ему страстно хотелось послать этого наглеца По куда-нибудь, как можно, дальше.
И капкан захлопнулся. Теперь даже против своего желания магнат не вправе был отказать По в любой его просьбе. Суть ультиматума сводилась к следующему: либо Фармер крышует капиталы По и тайное внедрение русских в американский бизнес, либо… Дискредитация в глазах общества, разорение. Наконец, золотого босса могли просто убить. И пускай от этого Алекс ничего бы не выиграл, зато Фармер потерял бы все!
Алекс По, наконец, вежливо откланялся хозяину дома, тогда как Джейн едва успела отпрянуть от двери, чтобы ненароком нос к носу не столкнуться с нежеланным гостем и не дать ему пищу для совершенно ненужных размышлений.
Как правило, Уилки не посвящал супругу в свои далеко идущие планы. Но, прежде, он никогда и ни перед чем не пасовал. Теперь же после посещения русским шпионом виллы Фармеров, золотой босс казался сам не свой. В его корпорации завелась крыса внушительных размеров. Ее звали Алекс По. От плотной опеки этого господина Фармеру нужно было срочно избавляться. Он окончательно пришел к подобному выводу по истечении месяца с момента последней встречи с Алексом, когда счет «Голд Стар» принялись беспрестанно бомбардировать русскими ассигнованиями. Поначалу Уилки замазывал ими всевозможные дыры в виде разнообразных и, на первый взгляд, хотя и мелкомасштабных, но перспективных проектов. То есть, магнат натурально шельмовал со своим соперником. Несмотря на то, что в этой опасной игре он рассчитывал на лавры победителя, в любой миг все грозило закончиться бесславным проигрышем и добровольной сдачей с большим трудом завоеванных позиций на милость более хитрому и изворотливому противнику, как это случилось в последнюю встречу Фармера с По. Ничья означала бы капитуляцию и с той и с другой стороны. Ни золотопромышленник, ни русский разведчик не допустили бы такого исхода: слишком много было поставлено на карту. Честь, задетое самолюбие, деньги!.. Как охотник, готовивший для своей ничего не подозревавшей жертвы западню, Уилки старательно сервировал для Алекса особенное блюдо — крах в бизнесе, чтобы в один прекрасный момент банк его кредитований лопнул, словно мыльный пузырь. Для этого с согласия По он постепенно приступил к проектированию сверхприбыльных рынков, которые после стремительного взлета ожидало не менее стремительное падение. То есть, поначалу серьезный спрос на определенные товары должно было сменить полнейшее равнодушие покупателя к тому, чем он уже перенасытился. Расчет Фармера был прост. Он нарочно нахратил втрое больше денег, принадлежавших По, на то, что не было востребовано в таком невероятном количестве. Излишний товар гнил на складах и прилавках, умаляя свою привлекательность в глазах бизнесменов и рядовых покупателей, пока окончательно не обесценивался. Но По не требовал от Фармера никакой отчетности по использованию денег, которыми магнат замусоривал барышные околотки, по левую и правую руку лепившиеся к бесчисленным стрит-с Лос-Анджелеса. Возможно, что Алекс не скаредничал и не мелочился потому, что, хотя и значительные, затраты в сравнении с регулярными и колоссальными поступлениями соотносились также, как бурный весенний ручей и воды Миссисипи в период летних проливных дождей. И очень скоро Фармер уразумел, что истребить неукротимый поток этого гигантского источника являлось просто невозможным. Когда общую сумму денежных поступлений положили на одни весы с балансовой стоимостью всей корпорации «Голд Стар», они на одну позицию отклонились в пользу первых. Уилки всерьез загоношился. Вместе с нереально выросшим оборотом финансов, общий объем которых складывался из доходов корпорации и кредитований, поступавших в нее от Алекса, соответственно умножились налоги. Во избежание ошибок Фармер срочно доукомплектовал штат еще полудюжиной опытных бухгалтеров. Мощный приток зеленых нарушил равновесие, всегда имевшее место в фирме золотого магната. Теперь взамен подвижной и охочей до работы доброй лошадки она представляла собой непомерно разожравшегося за чужой счет борова. Его продвижение по рынку затруднялось именно потому, что помехой были излишние жировые отложения. Фармеру стало очевидно: грязные деньги не заработают даже при известных усилиях. К тому же, По в любое время мог изъять свои финансы из оборота «Голд Стар», конечно же, после уплаты определенных процентов. И хотя за отмывание Уилки полагалась десятая часть долларов, точно куча нечистот, свалившихся на его несчастную голову, они ничего не решали там, где терпела крах сама система движения финансовых средств по замкнутой цепи рынка со звеньями, насквозь проржавевшими от коррупции

По вновь появился у Фармера через полгода с момента их последней встречи. За это время дела корпорации «Голд Стар» заметно увяли. Золота промышлялось вдвое меньше, чем прежде. Теперь ее основные усилия сосредотачивались на переваривании русских денег. Помимо этого Фармера вовсю мордовали частые нападки налоговых полисменов. Иных он задабривал взятками. Служебную ретивость других усмирял благодаря связям в чиновничьей среде. Но, несмотря на некоторые промахи, упорство и настойчивость, присущие Фармеру, вознаградились. Он застолбил для По пятизвездочный отель, туристическую фирму с принадлежавшими ей судами, рыбоконсервный завод и даже небольшую нефтяную компанию с вышками прямо в открытом море. Все это Фармер обстряпал без лишнего шума и нареканий от властей. Именно поэтому на скупленных фирмах он не докучал управленцам и наемникам новыми порядками. Они ни сном, ни духом не знали о том, что их с потрохами продали другому хозяину. Собственно, им было все равно на кого работать! Лишь бы деньги аккуратно выплачивались каждому, без проволочки.
И, все же, Фармер успешно совладал лишь с первой половиной полученных от По денег. Вторую сознательно превратил в мертвый груз, который, даже, если очень постараться, вряд ли, принес бы его хозяевам, хоть, какую-то, маломальскую прибыль…
— Откуда у вас столько дармового капитала? — как бы, между прочим, поинтересовался магнат у русского шпиона в очередную стрелку.
— Это — не мои деньги!.. — пытался уйти от ответа Алекс.
— Да, но почему вы не вкладываете их в собственную экономику?
— Я не могу ответить за тех, кто отдает мне приказы. Я человек — подневольный, — утрировал По.
— Но, ведь, вы — гражданин своей страны?
— А — как же! — не замедлил с ответом русский резидент.
— Разве, вы не хотите, чтобы ваши люди жили лучше? — искренне недоумевал Фармер. — Как вы знаете, я дважды бывал у вас в гостях. На меня неприятно подействовало то, как плохо живут русские!
— В самом деле? — оживился Алекс. — Вы не понимаете то, о чем вы гоорите! В России нельзя вкладывать деньги в экономику потому, что тогда это будет не Россия, а Америка!.. В нашем климате ананасы и бананы не вырастут!
— Поэтому вы растите их у нас?
По насторожился, и лицо его опять стало холодным и непроницаемым.
— Я не хочу касаться политики!.. Но, если вы хоть что-нибудь смыслите в ней, то должны знать, что власть на западе и на востоке — одна и та же. Она не имеет национальности. Для нее не существует границ или каких-либо запретов и барьеров. Она разговаривает на языке оружия и денег. Власть облачается в форму государственности, чтобы управлять своим народом. Но это — только лживая маска. Интеллект ей заменяет многовековой опыт угнетения. Поэтому для того, чтобы при таких несравненных достоинствах остаться у руля, она нуждается в поддержке тех, кого притесняет. Вашего дядюшку Сэма народ любит за то, что он дал ему несколько лишних долларов. А у нас до сих пор в ходу — кнут и пряник!
— Для чего же вы служите такой власти? — никак не мог взять в толк Фармер.
— А, чем я — лучше других?
— Чем? Хотя бы тем, что другие так не думают!
— Уверяю вас, думают, да, еще — как! Но помалкивают, поскольку, пока что, находятся в своем уме…

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
любовные романы, поэзия

Подзаголовок
Круглосуточно.
alexkvach@mail.ru
Все права защищены.       E-mail: alexkvach@mail.ru